RussianEnglishUkrainian

37. Макошь, этимология имени


Имя славянской богини Макоши настолько древнее, что установление точной его этимологии является делом весьма трудным. Например, Б.А. Рыбаков относительно имени Макоши сообщает:

«Не ясна не только этимология имени Макоши, но даже его орфография. Принимая часто встречающуюся в источниках форму Мокошь, это слово связывали с глаголом «мокнуть» или же с финским племенным названием «мокша», хотя у самой мордвы-мокши такого божества нет. Что же касается формы написания имени богини, то и в письменных источниках, и в этнографических записях встречаются два варианта: Мокошь и Макошь. Составитель Пискаревского летописца дает сразу обе формы: «…Макош или Мокош». В.И. Даль приводит пословицу, из которой явствует акающее произношение: «Бог не Макеш – чем-нибудь да потешит»».

Очевидно, В. Даль имел в виду более правильный вариант звучания русской пословицы: Бог не Макеша – чем-нибудь да потеша. И мы можем привести ещё одну аналогичную поговорку: Бог не Микишка – видит на ком шишка. Даже в двух этих произведениях русской народной мудрости мы отчётливо замечаем указание на сферу деятельности богини Макоши – судьба, рок, воля Божья.

Известно, что окающее произношение на Руси является более древним, чем акающее. Например, В. Даль, в А (буква)] говорит, что «русских слов с буквы «а» почти нет», что недвусмысленно указывает на заимствование буквы а или её более позднее относительно буквы о происхождение. Исходя из этого, следует считать, что имя Мокошь более древнее, но и Макошь такое же правильное имя славянского божества.

Далее, разбирая выше приведённую цитату из Б.А. Рыбакова, мы вынуждены отметить, что притягивание различных «финских заимствований» для этимологического анализа русских слов является типичной ошибкой учёных, незнакомых с лингвистикой. Невозможны заимствования русским языком из языка «финского», поскольку очень велика разница не только во времени появления этих языков, но и в структуре языка (финский отстаёт от русского на 10 – 20 тыс. лет). Сам же Б.А. Рыбаков, ссылаясь на Б.В. Горнунга, который

«делит предысторию славянства на следующие этапы: 1. Языковые предки славян. Неолит, энеолит (5 – 3 тысячелетия до н.э.). 2. Протославяне. Конец энеолита (конец 3 – начало 2 тысячелетия). 3. Праславяне. Расцвет бронзового века (с середины 2 тысячелетия до н.э.), в своей работе говорит о протославянских языковых корнях трипольцев. А это, начиная с 7-го, по 3-е тыс. до н.э. И трипольцы исконно жили на Русской равнине, исторически являясь наследниками предшествующих археологических культур. С другой стороны разговорчивые финны пришли в эти (европейские) места из ареала древнего расселения монголоидов (Урал – Алтай) только к концу 1-го тыс. н.э. [35, Языки мира]. Очевидно, вектор возможного заимствования слова Макошь/Мокошь/Мокша имеет направление – от славян в финны. А не наоборот. Более того, имя Мокошь своей структурой полностью соответствует всем «требованиям» русского языка – флексирующего, с внутренней и внешней фузией. В то время как все другие языки планеты Земля максимум агглютинативные, в том числе и указанные финно-угорские. То есть заимствования, предложенные Б.А. Рыбаковым, невозможны. Поэтому сам же он обращает наше внимание на тот факт, что исторически Макошь не является божеством монголоидов-финнов.

И поэтому, достаточно подробно разбирая всевозможные трактовки образа Макоши, данные другими учёными, Б.А. Рыбаков приходит к заключению, что «разноголосица во мнениях ученых объясняется тем, что каждый из них обращал внимание на какой-либо один из разрядов источников: в поучениях Макошь соседствует с вилами, и отсюда следовало приравнение ее к русалкам; обращение к летописи возвышало Макошь до ранга единственной, а, следовательно, главнейшей богини; сосредоточение на этнографическом материале снижало ее образ до простой покровительницы женского прядения. Тысячелетний диапазон между разрядами источников не учитывался».

Догадку Б.А. Рыбакова об особом месте богини Макоши подтверждают В.В. Иванов и В.Н. Топоров в [74, ст. Мокошь], в которой они также утверждают, что, во-первых, Мокошь – богиня, то есть божество женского рода, а, во-вторых, «Макошь – единственное женское божество древнерусского пантеона». Обособленное место занимает она и в последующих списках языческих богов. В них Макошь выдвинута на первое место. Б.А. Рыбаков предложил рассмотреть в общем контексте все источники, упоминающие Макошь. Общеизвестный текст 980 г. говорит:

«И нача къняжити Володимер в Кыеве един. И постави кумиры на хълме въне двора теремьнаго: Перуна древяна, а главу его сьребряну, а ус злат, и Хърса, и Дажъбога, и Стрибога, и Съмаръгла, и Мокошъ». В «Слове об идолах» мы читаем: «…тем же богам требу кладуть и творять и словеньскый язык: вилам и Мокошьи диве, Перуну, Хърсу…». Мы в первую очередь исследуем этимологию имени Макошь.

Смотрите также: