RussianEnglishUkrainian

ДОМ И ЕГО ОХРАННАЯ СИЛА

ДОМ И ЕГО ОХРАННАЯ СИЛАВообще, понятие дома является особым вариантом “своего” пространства, отвоеванного у внешнего мира.

Выбору места для дома уделялось большое внимание. Дом не ставили там, где раньше проходила дорога или стояла баня, так как эти места считались нечистыми.

В одном из народных “Лечебников” указывалось: перед тем как ставить избу, следует испечь три маленьких хлеба. Два из них положить под левую и правую руки, а третий – на сердце. На предполагаемом месте строительства хлеба сбросить: если все три лягут на землю кверху коркой, то это место хорошее.

В намеченном месте оставляли зерно или куски хлеба. Если хотя бы часть исчезала, значит, здесь нечисто. В надежде на благополучие начинали строить после новолуния. Одновременно с закладкой фундамента втыкали березу или рябину в центре будущего двора или сажали их. Обычай напоминает миф о дереве – мировом центре космического пространства.

Для строительства не брали “стоеросовые” деревья, а также сломанные бурей. Чтобы обеспечить благополучие и богатство, под угол первого венца бревен клали клочок шерсти, горсть зерна, могли под угол дома уложить конскую голову. При укреплении матицы, на которую предстояло настилать потолок, к ней привязывали вывернутый мехом наружу полушубок и каравай хлеба, пирог или горшок с кашей, а в это время с верхнего венца разбрасывали хлебные зерна и хмель.

Существовал обычай переезжать в новый дом 1 сентября (старый Новый год). Чтобы дом был богат, для переезда выбирали и счастливый день перед полнолунием. Но сначала в доме должны были переночевать животные. Переезд начинали в полночь, ночью же переводили домашний скот. Домового из старой избы перевозили на хлебной лопате (или на помеле), приговаривая: “Хозяйнушка господи! Пойдем в новый дом на богатый двор, на житье, на бытье, на богачество”. На лопате же переносили в горшке огонь из старой печи.

В надежде на лучшую жизнь в новом доме люди старались обезопасить себя, защититься от вредоносных сил. На колья ограды надевали битые горшки, навешивали во дворе (или курятнике) “куриного бога”, оберегавшего кур и лошадей от чужого дворовика. Важным оберегом внутри дома считалась печь. Особое место в доме занимали порог, матица, красный угол. Порог рассматривался как место обитания родовых духов, предков. В доме размещались заклинательные знаки: на коньке крыши фигуры берегинь, конские и оленьи головы. Изображения петухов, гусей, уток тоже украшали крыши и одновременно защищали дом от напастей.

Хозяином дома считался домовой. Как представителя домашнего очага домового принимали и за праотца, основателя рода, чествовали именем “деда”, а также называли “хозяин”, “хозяйнушка”. Эта связь с культом предков и домашнего очага (огня) объясняет местонахождение его под печкой или в подполье, но именно в том углу, где находится печь. Поэтому, чтобы домовой “не перевелся”, бросали за печку мусор. Домовой обычно невидим, но может показаться людям в облике живого или умершего хозяина дома, в виде черного человека, маленького старика с длинными спутанными волосами и бородой, иногда без бровей.

В различных сказаниях домовой представлен небольшим, сплошь покрытым шерстью человеком, который некогда замерз, или маленьким лохматым белым существом неопределенного вида. Если появится голым, то семью ожидает бедность. Может появиться и перед смертью хозяина. Он садится на его место и, надев шапку хозяина, начинает выполнять его работу. Отсюда поверье: увидеть домового в шапке – дурное предзнаменование, так как он всегда ходит с непокрытой головой и босой. Домовой способен принимать облик лохматого медведя, коровы, бычка, собаки, кошки и даже крысы, зайца, белки, змеи, лягушки, может, наконец, появиться в виде тени на стене.

Домовой – заботливый, рачительный хозяин. С этим привыкли считаться. Когда по тому или иному случаю приносили в жертву домашнюю птицу, то голову ее старались предъявить домовому “для счета”. Он метет, скребет и все прибирает по ночам в доме; во дворе чистит скребницей, холит скотину. Если не хватает для нее корма, он может принести его с чужих сеновалов.

Домовой обычно добрый. Он предупреждает о пожаре. Когда дому грозит беда, начинает стонать, плакать под печкой или гудеть басом в печной трубе. Но он может и разгневаться, если не согласен с порядком ведения хозяйства, недоволен ссорами в семье. Рассерженный домовой вытаскивает из печки кирпичи, бьет посуду. Разбушевавшегося домового усмиряли обмоченной в деготь метлой (надо полагать, и налаживанием хозяйства и мира в семье).

Существовал обычай угощать домового 25 января. С приговорами ему оставляли на ночь на загнетке горшок каши, обложенный горячими углями. В полночь домовой выходит и кушает, после чего весь год бывает добрым. Но если не получает гостинца, то злится.

Домовой может беситься 30 марта с утра до полуночи. В ряде районов эта дата относилась к 1 апреля. Беснование домового объясняли тем, что он просыпается и не узнает домашних; начинает тосковать “невесть почему”; с него спадает старая шкура; на него нападает чума; нечистая сила расправляется с домовым, и он отбивается от нее. Он разбрасывает в доме вещи, во дворе – сани и телеги, лишает коров аппетита, забивает лошадей под ясли, перекусает всех собак, постоянно подкатывается под ноги хозяину, стараясь, чтобы тот упал. По этим причинам после захода солнца люди тщательно запирали скот и домашнюю птицу.

Чур – бог, оберегающий границы владений. Он хранитель огня в очаге и родового достояния, домовой. (Чурка – обрубок дерева, на котором возжигался домашний огонь!) Чур, стоя на страже семейного огня, является источником всякого богатства, всякого приобретения, освящает право собственности. “Чур, мое!” – говорит человек при случайной находке. Его чтут как представителя родственного единства, старейшего праотца – Щура, сохранившегося в названии пращур.

Существует множество поверий на оберег дома. Все начинается с закладки дома: дом лучше ставить рядом с деревом или кустом, или при закладке дома посадить дерево. В угол фундамента кладут тряпочки и рубль серебряный – чем старее, тем лучше. Входя в новый дом, его окропляют святой водой , обносят свечой, окуривают смолою с девясилом, потом пускают кошку и петуха, помело тащат, в четыре угла кланяются: “Хозяин и хозяюшка, будьте вместе с нами, дайте жизни хорошей. Нам не ночь ночевать – век вековать”. После обеда пол не метут, чтобы хозяина не вымести. Из дома нельзя выходить без благословения, как, например: “Идите с Богом, в добрый час”. Если чего-то не можешь найти, надо сказать: “Черт, черт, поиграй и отдай”.

Полнолуние – пора гаданий, чудес и умасливания домового. Если хозяйка не оставит на ночь гостинца для домового, он может превратиться из доброто в лихого, все может пойти наизворот: удача пропадает, люди заболевают, беды летят со всех сторон. Он не любит, когда его зовут домовым, но хозяином, ведь дом, хозяйство подчинено ему, он следит за порядком, хранит его. Домовой очень любит пиво, вареную морковку и яйца. Он может появиться в любом образе – мыши, паучка, кота. Кот – лучший друг домового. Домовой гладит по лицу мохнатою и теплою рукой – к добру, голою и холодною – к худу. Здоровье главы семьи во многом зависит от домового, а здоровье домового – от мыслей и поведения людей, живущих в доме.

Смотрите также: