RussianEnglishUkrainian

Русы (русины, русичи) — это исконное народное САМОНАЗВАНИЕ

Русы (русины, русичи) — это исконное народное САМОНАЗВАНИЕРусы (русины, русичи) — это исконное народное САМОНАЗВАНИЕ, запечатлевшее один из главнейших отличительных признаков северной расы — РУСЫЕ, т.е. СВЕТЛЫЕ волосы. Древнейшее значение слов РУСЬ, РУСЫЙ — это СВЕТ, СВЕТЛЫЙ.

“Рус” — общеславянский, праславянский корень, уходящий в глубочайшую архаичность. Филологи свидетельствуют, что корень этот широко распространен в индоевропейских языках, где его изначальное значение то же: “светлый”. Славяне сохранили этот общеиндоевропейский корень и увековечили его, избрав своим досточтимым наименованием.

Белая кожа, светлая окраска волос и глаз нордических народов убедительно свидетельствуют об обитании их предков в холодных краях, где и образовалась белая европеоидная раса. Известно, что светлая кожа позволяет полнее усваивать неяркий солнечный свет и преобразовывать его в живительные силы. Гораздо загадочнее происхождение светлых, т.е. синих, голубых, серовато-голубоватых и зеленых глаз. С черными и коричневыми все ясно: установлено, что черную окраску радужной оболочки определяет черный или темно-коричневый цвет пигмента меланина. Но откуда же синие, голубые и зеленые глаза? Ведь точно известно, что в радужке нет, и не бывает ни синего, ни голубого, ни зеленого пигментов! В офтальмологии нет никаких вразумительных объяснений этого феномена.

Первичный очаг белокожих, белокурых, светлоглазых европеоидов — Арктида, или Гиперборея — древний материк или архипелаг, ушедший под воды Северного Ледовитого океана много тысяч лет назад. Климат там был еще не столь суров, как ныне.

Это та Прародина, откуда светлая раса солнцепоклонников явилась в Европу, а затем и в Азию. Современные научные данные подтверждают, что кроманьонцы пришли в Европу с Севера, отступая под натиском последнего оледенения.

Индийские Арии в самых древних Ведах гордятся тем, что они белокурые. Санскритское “Арии” — значит “светлые”, “благородные”. Однокоренное греческое понятие — “аристократы”.

В Элладе и Риме белокурый цвет волос считался особенно знатным и красивым; жены римских патрициев нередко красились в золотистые цвета. Согласно Гомеру, Гера — белокурая, Одиссей — русоволос и русобород, Менелай — русокудр, у Ахилла — золотистые кудри. Белокурые волосы и голубые глаза фракийца Орфея — его гордость и достоинство. В античной мифологии Венера — златокудрая, как и сын ее — лучезарный Амур. Римские поэты воспевали голубые глаза и светлые волосы северных дев и восхваляли золотистые волосы Лукреции, обесчещенной курчавым, чернявым этруском Тарквинием (именно такими этруски изображены на известных цветных фресках V. в. до н.э. из гробницы Леопардов близ города Тарквинии).

У русов понятие женской и мужской красоты совпадает со светлорусым и голубоглазым северным типом, о чем свидетельствует поговорка: “Русая коса — девичья краса” и многие другие памятники изустного народного творчества.

Но самоназвание РУСЫ — РУСЫЕ обозначало не только принадлежность к светловолосой расе. Оно имело и духовно-нравственное, провиденциальное, если угодно, значение: СВЕТОНОСНЫЕ.

Корень Рус содержит в себе солнечное начало, мощный жизненный заряд. Слово РУСЬ в широком смысле означает СВЕТ, и значение это живет в народе до сих пор. Этнографы записали еще бытующее стародавнее выражение: “Всю правду на Русь вынести”, т.е. на свет (сравн.: “ЗА ушко, да и на солнышко”). В Тверской области говорят: “Дерево на самой Руси стоит”, т.е. на открытом, освещенном месте, на юру.

Для солнцепоклонников — русов слово “светлый”, как производное от “Светило”, обозначало важнейшее, пожалуй, Языческое понятие и включало в себя особую сакральную чистоту, идущую не только от породы (светлейший князь), но и от души, излучающей лучшие качества: ясность, доблесть, искренность, теплоту и доброту (отсюда языческое выражение “нечистая сила”, т.е. нечто темное, холодное, зловредное, порочное).

Капища русов назывались Светилищами.

Дабы внедриться природную почву славян, церковники – христиане, присвоили себе понятие “светлый-освещенный”, извратили и использовали его, но уже в ином качестве, подогнав сюда свою тлетворную, “святость мертвячины” .

Блистательное имя РУСЬ, явленное как НЕСУЩАЯ СВЕТ, стало отражением народной души, сокровенным смыслом ее бытия и назначения. Лишь в нашем языке слово РУСЬ и поныне, хотя и бессознательно, но сохраняет свою, несомненно, СВЕЩЕННУЮ, ЯЗЫЧЕСКУЮ основу. Потому-то возрождение солнечного, жизнеутверждающего имени РУСЬ и вызывает страх и злобу у всех мракобесов.

РУСАЛКА, – это слово происходит от прилагательного РУСАЯ. Зеленин в работе “К вопросу о русалках” указывает, что слово “русалка” встречается в заговорах забайкальских казаков именно в значении “русая девица”. Костомаров в “славянской мифологии” приводит народное название Русалок: “Краса — русая коса”. Фаминцын в “Божествах древних славян” называет Русалку “светлой, златовласой, русовласой Богиней”. Сахаров в “сказаниях русского народа” сообщает предания о “русалках-девицах с русыми волосами”. Афанасьев передает древнее воззрение на Русалку, как на “Бледнолицую красавицу с русыми косами”. Рыбаков также ссылается на фольклорное имя Русалки — “Русая Руса”.

Изначально Русалки — родовые гении-хранители, Берегини русов, на что указывает само их имя. Имя это имеет в своей основе мысль о кровно-духовном родстве между народом и его Духами-Покровителями. Под духовностью надо понимать нечто самобытное, внутренне присущее народу от рождения, ему совечное; то духовно-жизненное ядро народной души, с чем наш народ явился на Земле.

С Русалками — Прародительницами, стоявшими у колыбели русов, связано наше происхождение. Почитание Русых Берегинь восходит к древнейшим рожаницам, к временам материнского родового строя.

Свое чувственное, одушевленное воплощение наши Феи-Покровительницы обрели в поэтическом образе Русалок, впитавшем в себя народную ласку и восхищение. Русы, вложили в этот образ особо чтимое, родственное значение, придали ему обаяние и дивную прелесть, наделили любовью и обожанием, прозвучавшим в древних и загадочных обрядовых песнопениях и заклинаниях.

Можно догадываться, что тайнодейства русалий (особых, посвещенных русалкам торжеств, пик которых совпадал с празднеством Летнего Солнцеворота и с мистериями Купальской ночи), были посредством любовной магии связаны с перевоплощением Предков и, в тоже время, естественно сливались с весенним чествованием возрождающихся живительных сил Праматери — Природы.

В языческих представлениях Духи Предков сближались и взаимосвязывались со стихийными духами родной Природы. Ведь усопшие уходили на тот Свет (а не во тьму!), находящийся не где-то вне Природы, а являющийся лишь внутренней ее стороной, обычно нам невидимой. Тот Свет не более божествен, чем этот, и не менее таинствен для его обитателей.

Природа едина, но многомерна, и нет, не переходимой границы между различными уровнями ее материальности, Русалки — медиумические существа, живущие в обоих мирах; посредницы между Явью и навью, между нашим миром и страной Чуров-Пращуров. Страна эта не на небесах и не под землей; она — здесь же, и мы бессознательной частью своего естества живем в ней, сами того не замечая. Русалки — ясновидящие проводницы душ сородичей-русов туда и обратно (в этом они схожи с Валькириями).

Множество тождественных свидетельств почти со всех губерний о почитании Русалок находится в материалах Русского географического общества, собранных в основном в середине XIX в. Призрачные, причудливые существа живут в устных, т.е. древнейших памятниках народного творчества: в наиболее архаических заговорах, закличках, заклятиях, в родовых преданиях и хороводных обрядовых песнопениях. Живучесть этих образов и в наше время тем более удивительно на фоне всеобщего забвения роскошного и полнокровного мира Языческой Культуры.

Русалки — единственный образ “низшей мифологии”, внушающий любовь и воспетый в восточнославянских лирических песнях, преимущественно белорусских и южнорусских, причем названы они там ласкательными именами.

Именно образ Русалки нашел, по сравнению с другими природными образами, наибольшее распространение в изобразительном искусстве и художественной литературе: Русалки вдохновляли поэтов и композиторов, пленяли живописцев.

Несмотря на всю грязь, которую льют христианские попы на этот образ, он обрел яркое воплощение в русском народном изобразительном искусстве. На браслете XII в. изображена Русалка у Древа Жизни, на костяной пластине ХIII в. — Русалка, пьющая из рога. Изображения Русалок нередко встречаются в русской народной резьбе по дереву, причем изображения в домовой резьбе в народе чаще назывались не Русалками, а Берегинями, т.е. древнейшими родовыми Духами-Покровителями.

До сих пор, и не только в глухомани, можно услышать рассказы очевидцев о встречах с НЕВЕДОМЫМ.

Эти истории — произведения устной не сказочной прозы — получили название бывальщин, быличек. Народное слово “быличка” по значению близко и даже тождественно приводимым В. И. Далем словам: “бывалка, бывальщина, былица”, т.е. рассказ не вымышленный, а правдивый. Былички — не небылицы, а быль, на что указывает само их название.

Главными действующими лицами в быличках являются Русалки и другие “суеверные пережитки” Язычества. Чаще всего былички — это Бесхитростные свидетельские показания о странных, таинственных, необъяснимых происшествиях и “оказиях”, порой жутковатых. В них установка на несомненную действительность, и вопрос достоверности даже не возникнет. Русалки, Леший, Водяной, Вихорь, Дед Мороз, Снегурочки реальны как естественные персонажи, чье существование в том земном мире, где живут люди, столь же натурально, как существование знахарок, ведунов, лунатиков. Они являются не как выходцы из чужого, враждебного мира, а как оборотная сторона единой, но многообразной Природы (на понятиях о всеобщем превращении — оборотничестве основано все Языческое мировоззрение).

Они — всегда рядом, в скользящей неуловимости своих воплощений: Домовой — в доме, Леший — в роще за околицей. Водяной — в пруду под горой. Русалки — возле ручья. Язычники были убеждены в повсеместной населенности Природы Бесчисленными сонмами различных духов. Именно их природная, а не воображаемая сущность и является причиной столь стойких убеждений.

Содержание историй о встречах с Неведомым убеждает, что они — не досужая выдумка. Если что-то происходит непрестанно, повсеместно и одинаково, значит, существует нечто, реально существующее независимо от нашей веры или неверия в это нечто.

Осмысление человеком природных явлений возможно лишь настолько, насколько явления эти удается свести к понятиям, доступным его плоскому, поверхностному восприятию. Однако в Природе существует множество явлений, не поддающихся этому и, соответственно, выходящих за пределы человеческого понимания.

Все явления Природы обладают некоей скрытой сущностью, внутренними жизненными побуждениями, которые недоступны сугубо рационалистическому познанию; их нельзя охватить и отразить в понятиях “здравого смысла”, ибо гениальность Природы лежит на пределе человеческого “Безумия”.

Чтобы приблизиться к пониманию тайной жизни Природы, недостаточно научного знания. Нельзя с невежественной усмешкой пренебрегать тем, что говорили и говорят многие высокоодаренные и чувствительные личности, вдохновенные поэты, натуралисты — отшельники и вообще люди, считающие себя мистиками, только потому, что их ненасильственный, безболезненный опыт общения с Природой носит такое дразнящее ученых мужей название. Нельзя же, к примеру, считать Конан-Дойла, описавшего свой необычный опыт мировидения в книге “Появление Фей”, простаком или обманщиком.

Подлинная, высшая религиозность — это осознание человеком своего глубочайшего родства с породившей его Матерью-Природой.

Изначально человек был естественным образом связан с творческими силами Природы, ладил со своими кумирами — кумовьями, а не противопоставлял себя им. Враждебной и даже “нечистой” силой они стали только тогда, когда падшей и богопротивной была объявлена сама Матушка-Природа.

Человек — Природа. В наше время эти два понятия искусственно разделены и противопоставлены друг другу. Противопоставлены монотеистическими религиями и рационалистической наукой, объединившимися в стремлении “победить” Природу. Живая Природа стала просто “объектом”. А самовлюбленный “субъект”, возомнивший себя господином, взял на себя роль управителя, надзирателя и совершенствователя. Солнце в его глазах оказалось заурядным “желтым карликом”, Земля — окостенелой глыбой, и вообще все во Вселенной и даже ее происхождение было загнано в схемы, подогнано под модели, обездушено и обезличено.

Мир был представлен огромным, бесчувственным механизмом, из которого нужно, несмотря ни на что, извлечь побольше выгоды, разрушая и принося в жертву все вокруг — леса, моря, реки, горы, цветы — им ведь не больно, они ничего не чувствуют. И Земля тоже ничего не чувствует, она ведь “неживая”.

Она несется с огромной скоростью в каком-то холодном, безжизненном, непостижимом пространстве, и ученые выстроили целую систему умозрительных гипотез, пытаясь машинно — материалистически объяснить: кто мы, зачем, откуда и куда?

Язычники жили в сказочном, волшебном мире, где все было прекрасным и совершенным, одушевленным и живым. И человек родом из волшебной сказки, а не от Адама или обезьяны.

В древнерусском Язычестве существовало понятие соборности души. Единственная и неповторимая человеческая душа в то же время соборна, то есть собирательна: она охватывает своим сочувствием и своей любовью всю Природу, включая ее в свое собственное существо, а Природа тогда включает человека в КРУГ ПОСВЕЩЕННЫХ. Духовное развитие — это безграничное РАСШИРЕНИЕ ЛЮБВИ.

Машинно-технократическая цивилизация, основанная на библейских установках “покорения” Природы, вырвала человека из Живого Вселенского организма; вырвала с мясом, кровью и болью. Такое живосечение — глубинная первопричина всех душевных и телесных недугов, бед и несчастий, терзающих современное человечество.

Почитание Русалок — Берегинь напрямую восходит к общеиндоевропейскому культу живительных сил Природы, который, в свою очередь, был тесно связан с еще более архаическими представлениями первобытного анимизма.

Целый ряд современных исследователей (Ф. Корнфорд, Дж. Томсон, е. Гофман др.) пришел к выводу, что греческие натурфилософы осмысливали определенные религиозные идеи, уходящие своими корнями в “структуру племенного общества”. Истоки философии Гераклита, которого за глубину и загадочность его мыслей современники называли Темным, — в мире первобытной культуры, в культах и мистериях каменного века, То была древнейшая, чистая религия, благоговеющая перед тайнами Земли и воспевающая буйную оргию Жизни, озаренную Солнцем.

Земля почиталась БОГИНЕЙ — ЖЕНЩИНОЙ — МАТЕРЬЮ. Она не просто дарила Жизнь и потому заслуживала безусловного поклонения. Она была самой Жизнью. Жизнь ведь не случайно женского рода. Женской стихией почиталась вся Земная Природа, которую величали Матерью-Сырой-Землей.

Почитание женских божеств Русалок-Берегинь восходит к материнско-родовому культу РОЖАНИЦ-ПРОРОДИТЕЛЬНИЦ И ВОСПИТАТЕЛЬНИЦ, к эпохе т.н. матриархата. Русалки-Берегини — подательницы и покровительницы Жизни, а, следовательно, Добра.

Образы Русалок связаны как с лесом, так и с водой. В фольклоре они часто предстают одновременно как водные и как лесные существа. В представлениях Белорусов русалки чаще связаны с лесом или полем, чем с рекой.

Многочисленные поверья в один голос утверждают, что Русалки живут в лесах, но обязательно на берегу реки или озера, где купаются и прячутся. Русалки нередко портят и травят посевы, и это свидетельствует о том, что изначально они — “Лесные Духи” как бы наказывающие земледельцев и скотоводов за уничтожение лесов. В Болгарии (Фракии) живо поверье, что в День Весеннего Равноденствия 25 III самодивы приходят на этот солнечный праздник и заводят хороводы на своих привычных местах.

На Руси лесные русалки назывались еще Чудом Лесным или Дивом Дивным. В “Слове о полку Игореве” загадочный Див кличет с вершины дерева. Наше слово “дивный” (удивительный, чудесный) одного происхождения с латинским дивус — “Божественный”.

Смотрите также: